Соглашение о строительстве второго "Северного потока" было подписано в пятницу, 4 сентября, на Восточном экономическом форуме во Владивостоке. Как сообщает сайт "Газпрома", помимо главы компании Алексея Миллера, документ подписали представители немецких BASF и E.ON, австрийской OMV, нидерландско-британской Royal Dutch Shell и французской ENGIE. Совместная проектная компания, которая займётся реализацией "Северного потока-2", называется New European Pipeline AG. Европейским партнёрам в ней принадлежит по 10 процентов акций, кроме ENGIE, которой досталось 9 процентов. "Газпрому" принадлежит 51 процент акций.

Цель строительства второго "Северного потока" – "увеличение поставок природного газа в Европейский союз", об этом тоже сообщает сайт "Газпрома". Однако, судя по данным на том же сайте, российский экспорт газа в ЕС в последнее время неуклонно снижается. В 2013 году "Газпром" продал в Европу 161,5 миллиарда кубометров газа, в 2014-м – 146,5 миллиарда. Данных за текущий год нет, но известно, что в конце 2014-го впервые Норвегия обошла Россию по экспорту газа в ЕС, и тенденция сохранилась в 2015-м. Иными словами, российский газ Европа постепенно замещает газом других поставщиков.

— Михаил Иванович, зачем в таких условиях нужен второй "Северный поток"? Или действительно ожидается "увеличение поставок в Евросоюз"?

– Это враньё. Никакого увеличения поставок российского газа в Евросоюз нет и в ближайшее время не планируется. Последние 4 года нетто-импорт природного газа в Евросоюзе снижался, несмотря на снижение собственной добычи. То есть потребление газа в ЕС снижалось активнее, чем собственная добыча. И перспектив, чтобы поставки из России росли, нет никаких. Иными словами, если говорить о каком-то объёме газа, то российская сторона, судя по всему, рассчитывает заменить часть газа, который сейчас направляется в Европу через Украину.

— Действующий "Северный поток-1" рассчитан на 55 миллиардов кубометров в год, второй должен быть таким же. Если взять данные за 2014 год, то обоих "потоков", загруженных на полную мощность, не хватит, чтобы заменить все 146,5 миллиарда, идущие в ЕС.

– У них там и не было 146 миллиардов. Эти цифры – это вместе с чужим газом, который газпромовские торговые дома покупали у других производителей и перепродавали. На самом деле, там получается 120 с небольшим миллиардов кубометров. Это то, что полностью ушло в дальнее зарубежье.

— Выходит, двух "потоков" может почти хватить, чтобы обойти Украину с севера?

– Может. Если только европейские потребители согласятся перейти на эти ветки.

— А они могут не согласиться?

– Там ведь, помимо Германии и ближайших к ней стран, существуют государства, которые без транзита газа через Украину жить не в состоянии. Например – Болгария, Словакия, Венгрия, вся Юго-Восточная Европа. Так что есть очень много потребителей, которым необходим российский газ, поступающий именно через Украину. И полностью Украины "Северный поток" не заменит. А попытка построить излишние мощности для транзита говорит о стратегии "Газпрома" – не всегда целесообразной, не всегда оправданной с экономической точки зрения.

— Вот как раз об излишних мощностях: ведь и существующий "Северный поток-1" загружен не полностью?

– Он загружен на 65-70 процентов.

— Третий энергопакет ЕС не позволяет владельцу трубопровода продавать через него больше 50 процентов собственного газа. Надо, чтобы в трубе был ещё чей-то газ, но источник для "Северного потока" только "Газпром". Как они обходят это правило с первым "потоком" и как планируют обходить его, чтобы заполнить второй?

– Третий энергопакет запрещает поставщику располагать на территории Евросоюза контролем над транспортировкой газа по газопроводу. Сейчас, во-первых, по "Северному потоку" идёт часть газа по новым контрактам, заключённых с немецкими компаниями, а часть идёт на спотовый рынок, и его реализуют в Европе трейдеры. Судя по всему, партнёры "Газпрома" по "Северному потоку-2" рассчитывают, что и в этом случае какие-то трейдеры, какие-то другие государства или компании построят трубы, которые будут забирать газ с берега моря. Мало того: судя по моим разговорам с представителями этих стран, один из их планов – иметь нечто вроде распределительного хаба, виртуального, ещё в море, перед тем как газ достигнет немецких берегов. Таким образом, покупки газа будут происходить ещё в море, за пределами Евросоюза. Так что в Германию газ попадёт уже принадлежащим покупателям, а не поставщикам. Это снимает все проблемы со стороны Европейской комиссии.

— Так это вполне выгодная и правильная идея – "Северный поток-2"?

– Смотря кому она выгодна.

— А кому она выгодна?

– Во-первых, это выгодно тем иностранным компаниям, которые вступили с "Газпромом" в партнёрское соглашение. Точно так же, как это было сделано для подводной части "Северного потока-1", с "Газпромом", помимо партнёрского соглашения подписывается ещё и финансовое. По финансовому соглашению "Газпром" оплачивает этой проектной компании, как её называют, транспортные тарифы за прокачку газа. Но не за физические объёмы, а исходя из пропускной способности трубопровода.

— То есть не за то, сколько газа он отправил на продажу по трубе, а в любом случае – за 55 миллиардов кубометров в год?

– То есть этим компаниям всё равно: будет газ в трубе, которую они построили, или не будет. Они всё равно получат гарантированное возмещение своих расходов. Плюс гарантированную прибыль. Для этих компаний ситуация чрезвычайно выгодная. Кроме того, в этом консорциуме, как и в "Северном потоке-1", 51 процент принадлежит дочерней компании "Газпрома", зарегистрированной в Швейцарии. От своей материнской компании, от "Газпрома", эта "дочка" тоже будет получать транспортные тарифы.

— "Газпром" будет платить самому себе за транспортировку своего газа?

– Это не всё. Получать деньги эта компания будет в Швейцарии. Это просто вывод денег из России в Швейцарию на какие-то счета, с которых очень легко деньги направлять куда угодно. Без особого отчёта.

— А налоги…

– И не платить никаких российских налогов. Так что выгодно это, в первую очередь, той самой дочерней компании "Газпрома", которой распоряжаются какие-то менеджеры – уж не знаю, кто. И иностранным партнёрам.

— Но что-то "Газпром" ведь будет по этому газопроводу продавать?

– Скорее всего, спроса на газ на той стороне трубы, в Европе, не будет. Нет в Европе роста спроса на газ. Газа там и сейчас вполне достаточно. И "Газпрому" либо придётся продавать этот газ с гигантскими скидками, либо на него вообще не будет покупателей. Так что трубу-то они, скорее всего, построят, если договорятся с прибрежными балтийскими государствами о том, что мимо них пойдёт ещё одна труба. Но будет ли в ней газ – большой-большой вопросительный знак. И прибыльность этого проекта для России – вот с этим большим-большим вопросительным знаком. Пока я вижу только прибыль для этих партнёров – и убытки для России.

— Михаил Иванович, я хочу этот момент уточнить. То есть "Газпром" планирует построить газопровод, который будет, возможно, пустовать, но платить…

– Он и сейчас платит партнёрам по "Северному потоку-1" за транзит газа по пропускной способности газопровода. То есть за все 55 миллиардов кубометров в год. Сколько там газа в трубе на самом деле – это не учитывается в финансовом соглашении.

— Но первый на 70 процентов, как вы сказали, всё-таки заполнен, а тут они собираются строить второй, который вообще, получается, не нужен?

– Он очень нужен. Вот этим ребятам – европейским компаниям. Плюс товарищам из "Газпрома", которые будут в Швейцарии деньги оприходовать.

— Как-то вот хочется спросить про государственные интересы.

– Да что вы, какие государственные интересы? "Газпром" и государственные интересы – это явления с разных планет.

— Могут ли возникнуть в перспективе какие-то условия, при которых оба потока станут на самом деле выгодны?

– Только если в Европе вдруг колоссально повысится потребление газа. Тогда России действительно будет очень выгодно иметь дополнительные трубы. Но на такой рост потребления надежд практически никаких нет.

По данным швейцарского портала Moneyhouse.ch, сделка, о которой стороны договорились 4 сентября, готовилась с июля. Тогда в Швейцарии была зарегистрирована компания New European Pipeline AG с уставным капиталом 1 миллион швейцарских франков. В августе уставной капитал был увеличен до 3 миллионов, а 4 сентября, в день подписания соглашения, – до 60 миллионов швейцарских франков.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

Источник